Рецензия на фильм «Великая красота». Ускользающая красота

Знаете, я всё больше убеждаюсь, что кинематограф- это своего рода зеркало жизни, посмотрев в которое, можно увидеть насколько сильно изменился внутренне ты сам. Особенно отчётливо я ощущаю это, пересматривая те фильмы, которые когда-то в определённый момент жизни мне не зашли, но увидев их снова по прошествии лет, они как бы открываются заново. Так, одним майским вечером задавшись извечным вопросом: «Что бы мне сегодня посмотреть?», я чисто случайно наткнулся на ленту Паоло Соррентино «Великая красота».

WARPOINT

Безусловно, фильмы Соррентино, который массовому зрителю наиболее известен по созданию сериала «Молодой папа» и его продолжения, относятся к той категории полотен, кои нужно не проглотить в захлёб, а посмаковать, как хорошее вино, чтобы ощутить всю палитру их вкуса. Паоло прежде всего является большим эстетом, а потому даже ничем не примечательные серые будни в объективе его камеры выглядят светло и торжественно, как крест, висящий поверх монашеской рясы. Кстати, другая лента этого режиссёра с лаконичным названием «Молодость» раскрывает в Соррентино не только философа и ценителя прекрасного, но ещё и заядлого футбольного болельщика. Эта его черта легко угадывается по красивому реверансу в адрес Диего Марадонны. К слову, образ Марадонны в «Молодости» фигурирует отнюдь не случайно. В девяностые годы прошлого века легендарный аргентинец выступал за команду из родного для Паоло Соррентино Неаполя и приводил её к чемпионству в Италии, после чего стал для этого города мифическим героем. Но это так, лирическое отступление.

«Великая красота»- это прелестная эстетически-философская ария

Когда я впервые посмотрел её, будучи юнцом двадцати с небольшим годов, фильм был закономерно мною не понят и не оценён. Но с тех пор колокольчики-года уже отзвенели ни один раз, позволив мне накопить некоторое количество жизненного опыта и прозреть в отношении этой картины. Она очень красноречиво повествует об образе мысли и жизни того слоя населения, который называют богемой. Не смотря на обилие окружающей их роскоши, этим людям не хочется завидовать. В их кругу качество человека определяет размер его кошелька. Весь смысл их существования сводится к пустому бахвальству друг перед другом, а когда Рим накрывает тёмный колпак ночи, все эти люди, словно мотыльки, слетаются на огни самых злачных заведений города, чтобы вместе предаться кутежу и разврату, попутно пытаясь утопить пустоту собственной жизни в алкоголе. Даже такой сокровенный ритуал как похороны, они превращают лишь в очередной светский раут, где маску напыщенной успешности на себя не напяливает разве что сам усопший.

Главный герой картины немолодой писатель Джеб Гамбарделла является характерным представителем итальянской богемы. Тони Сервилло блестяще воплотил на экране образ изысканного манерного хлыща, легко и непринуждённо лавирующего по самым шумным вечеринкам столицы. В молодости Джеб написал книгу, принёсшую ему известность, а заодно и билет в мир высшего общества. Но за прошедшие с того момента сорок лет он больше так и не разразился ни одной книгой, превратившись в человека, который куда больше любит себя в искусстве, нежели искусство в себе. Развращённый праздным образом жизни новоприобретённых «друзей», все последующие сорок лет он лишь разбазаривал остроту пера на ночных тусовках, приняв самую лёгкую позицию в жизни: если усилия одного индивидуума- это всего лишь незаметная мелкая рябь на бесконечной водной глади, то их можно не прилагать вовсе.

Единственное, что выделяет Джеба на фоне прочих представителей богемы, что он осознаёт и принимает бессмысленность прожитых им дней. Не смотря на то, что Джеб постоянно находится в центре внимания на мероприятиях, где собираются сливки итальянского общества, его не покидает ощущение, что настоящая жизнь скрывается где-то рядом за закрытой дверью, а он может лишь подглядывать в замочную скважину за тем, как она бурной речкой протекает мимо. Когда в Джебе изредка засыпает полуночный гуляка и остроязычный циник, то на авансцену выходит философ, рассуждающий о себе и том диком абсурде, что вокруг него происходит, и о том, что в конце концов этот грязно-уморительный свистопляс растворится в вечном сне.

Отдельным плюсиком отмечу, что Паоло Соррентино очень хорошо прописал второстепенных персонажей.

Каждый из них, даже тот, кто появляется в кадре всего на несколько мгновений, получились очень колоритными и органично дополняющими портрет духовно разлагающейся буржуазии. Тем не менее, не смотря на, по большому счёту, печальную картину всего происходящего, Соррентино не пытается превратить свою ленту в нравоучительную трагедию. По общему настроению «Великая красота» балансирует где-то между «Волком с Уолл-стрит» и «Большим Лебовски». У Паоло получилась очень живая сатира на современное итальянское высшее общество. При этом, его режиссёрский стиль и особое умение выстроить мизансцену вкупе с прекрасной работа оператора Луки Бигацци, то и дело балующего зрителей роскошными видами Вечного города, делают «Великую красоту» настоящим эстетическим шедевром, каждый кадр которого выглядит как дорогой бриллиант в оправе.

Думаю, у каждого киномана есть список любимых «универсальных» фильмов, которые можно в любой момент спонтанно пересмотреть, зная, что они тебе не надоедят. С недавнего времени «Великая красота», к приятному удивлению, лично у меня попала в этот список. Творение Паоло Соррентино- это очень изящная ода чистой красоте и прежде всего её бессилию, если она не подкреплена чем-то более глубоким, осмысленным. Весь фильм- по сути милая шалость, в которой главный герой отвечая на единственный значимый вопрос: «На что же ты растратил свою жизнь?», собрав в горсть все отведённые ему года и обронив тяжёлый вдох, может дать лишь один ответ: «Я искал великую красоту. Но я её не нашёл…»

Автор: Игорь Юрьев

Источник Kinonews.ru

Doctorslon KZ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *